Байки

Байка №10 Как мы с бравым матросом Виталичем почётно проиграли регату.



В тот самый шквал, когда Парутчик уплыл на матрасе с зонтиком на Тайвань, я сидела на своём катамаране, который порывался улететь, пытаясь его удержать, а вокруг меня скакал маленький, толстенький человечек и воодушевлённо кричал:


-«Мы сейчас перевернёмся, мы сейчас перевернёмся!!!»


Но мы так и не перевернулись, и когда шквал закончился он разочарованно побрёл откапывать своего сына, которого засыпало песком вместе с моей палаткой. Это был Виталич – человек, завербовавшийся ко мне матросом на регату. На столь необычное решение его сподвигло однажды совершённое плавание на «Музее Тормозов» со знаменитым уже на всё Обское море, капитаном Алексеем. А дело было так:


Последние выходные мая ознаменованы проведением в Бердском заливе бардовского фестиваля «АкБард», на который я езжу уже много лет, а в тот год на него захотел поехать и Капитан Алексей. Матросом у него был Вадос. Погода была штормовая, было холодно и мокро, поэтому Вадос по прибытию на фестиваль тут же дезертировал, и Капитану Алексею пришлось искать нового матроса, поскольку один он управлять своим судном не мог.



Тут ему и попался Виталич, которому было лень подниматься в крутую горку, для того, чтобы уехать домой, и Алексей уболтал его ехать с ним на катамаране. С ними напросилась ещё и девочка Аня из КПП НГТУ. В лагуне, где проходил «АкБард», было относительно тихо, но на море бушевал шторм. Мы взяли два рифа на гроте и поставили крохотный штормовой стакселёк, несмотря на то, что идти предстояло в лавировку – другого выхода не было, дуло очень сильно. Когда мы дошли до Бердского моста, у нас возникла непредвиденная трудность: под мостом сифонило, и как только мы пытались туда сунуться, нас тут же выдувало обратно метров на сто. Видя как нас колбасит, «Музей Тормозов» занял наблюдательную позицию за дамбой, чтобы посмотреть как мы пройдём под мостом, а потом сделать так же. Вообще-то я и сама себе это не представляла, но мне повезло. Мимо нас проезжала моторка МЧС и они, видя наше затруднение, предложили протащить нас под мостом на буксире, чем мы и воспользовались. «Музею Тормозов» пришлось гораздо хуже, они прошли вплотную к опоре моста, цепляясь за неё руками и подтягиваясь вместе с катамараном вперёд, и это на метровом волнении!!! Видя, что переход предстоит тяжёлый я решила сделать остановку на Бердском мысу, чтобы поесть, посетить гальюн и потеплее одеться. Капитан Алексей пренебрёг такой тактикой и прошёл мимо нас в открытое море. До базы мы дошли без особых приключений, если не считать того, что задолбались и замёрзли и увидели там только что причаливший «Музей Тормозов». Я попросила, спрыгнувшего на сушу Парутчика, подтянуть к ней вплотную катамаран, чтобы и мне не мочить ноги, на что услышала изумлённый возглас Виталича:


-«А вы что сухие?!?!?!?» и только тут я заметила, что Виталич и Алексей с ног до головы мокрые и с них ручьями стекает вода.




-«Конечно, мы же не купались!» - отвечаю я, и тут обращаю внимание на очередное усовершенствование катамарана Алексея: вместо сплошной матерчатой палубы Алексей натянул мелкую сетку. Так, что теперь его поливало волнами не только спереди и с бортов, но ещё и снизу в экипаж судна били тысячи фонтанчиков, создавая эффект джакузи, особенно приятный на сильном ветру, при температуре воздуха плюс 10 градусов и температуре воды близкой к нулю. Вот что рассказал нам потом Виталич:


Кода они вышли в открытое море, они тут же промокли до нитки и продрогли до костей, но всё же кое-как достигли противоположного берега моря, где сделали остановку. Там от них панически сбежала девочка Аня, впопыхах надев вместо своих ботинок кроссовки Виталича. Разведя там костёр, они немного погрелись, еды и запасной одежды у них не было, так, что выйдя снова в море они вряд-ли почувствовали себя лучше. Когда они пришли на базу, то оба снова были мокрые и стучали зубами, поэтому Виталич как-то сразу заценил сухость моего катамарана и выразил желание сходить со мной в поход. Так Виталич угодил в мою команду.


На открытии регаты Виталич проявил неслыханную активность. Много часов подряд он развлекался тем, что гонялся, размахивая бревном за девочкой Фирузой, в конце концов, он её догнал, сложил вчетверо и кинул в море, потом, с помощью Парутчика, он закинул в море ещё несколько гуманитарных девочек. Купался Виталич почему-то в одежде, а по суше ходил без неё. Ещё он ловил в море, с помощью бутылки, мальков и жарил их на сковородке, убеждая нас попробовать, говорил, что это очень вкусно. Вообщем развлекался по полной программе. Когда настало время стартовать в гонку, Виталич исчез из моего поля зрения и желая поторопить его, я стала его звать. И тут кто-то добрый протянул мне Куликовский матюгальник, включив его предварительно в режим записи звука. Не долго думая, я взяла матюгальник и проорала в него:


-«Виталич, ну ты там где???» Виталич тут же явился предо мною, выскочив из ближайших кустов. После этого матюгальник был возвращён Кулику, который хотел было объявить старт гонки, но когда нажал на кнопку из матюгальника снова разнеслось:


-«Виталич, ну ты там где???»



Кулик попробовал ещё раз, но результат был тот же, и бросив матюгальник он стал орать без него.


Виталич обладал ещё одним свойством достойным упоминания – он, не переставая, что-нибудь говорил. Создавалось впечатление, что рядом работает какое-то радио, которое невозможно выключить. Поэтому во время перехода я ни разу не скучала, слушая страшилки про японские микровертолётики весом восемь миллиграмм, которые страшнее пули, потому, что пролетают человека насквозь несколько раз, в разных направлениях, и тому подобную хренатень. В целом плавание прошло без приключений, на Боровские мы приехали восемнадцатыми.


Всё дело в том, что «Конь Дикий-6» был всё ещё далёк от того идеала, который я себе представляла. Достаточно сказать, что свои баллоны он унаследовал ещё аж от «Коня Дикого-3» (см. Байку №3), и хотя они и были максимально доведены до ума, всё же имели те же бесперспективные обводы.


Их ватерлиния представляла собой закруглённый спереди прямоугольник. Все деньги, в тот год, у меня ушли на то, чтобы сделать на катамаран пирамиду и нормальную алюминиевую мачту, поэтому на парусную ткань тоже не хватило.


Грот пришлось сшить из старого стакселя с какой-то большой яхты, который много лет лежал у меня в запасе, в надежде, что у меня когда-нибудь будет такая яхта, но тут, из-за отсутствия средств, мне пришлось его зарезать, чтобы сшить грот на новую мачту. Естественно старая ткань всячески растянулась, и форма паруса была далеко не идеальной, не спасли положение и суставчатые латы.



Несмотря на всё это я участвовала в регате, т.к. мне всё же было интересно сравнить ход моего катамарана с другими, чтобы сделать для себя некоторые выводы. Обгоняла я только маленький трёхметровый катамаранчик, с парусом от серфа и «Альбатросы», но иногда мне всё же удавалось вырываться вперёд всей регаты. Дело в том, что проводя всё лето безвылазно в море, я знала там все бухточки, проливы, и тайные проходы через камыши, которыми время от времени и пользовалась, срезая себе путь и оказываясь впереди всех судов регаты, огибающих весь архипелаг. Таким образом, в коротких гонках я занимала отнюдь не последние места, хотя конечно и не первые. Как-то идя одним из внутренних проливов, мы с Виталичем заметили шестивёсельный ял, какие обычно используют кадеты, но Виталич разглядел и ещё кое-что – коричневый флаг со свастикой на кормовом флагштоке. «Кадеты» были в коричневой униформе. Проследовав незаметно за ними, мы выяснили, где у этих неофашистов гнездо. Там стояло ещё несколько таких ялов и пароход. У Виталича появилась новая тема для вещания, и далее он развлекал меня страшными рассказами про детские военизированные организации. Но самое интересное произошло на последней гонке с Боровских обратно на Бердский мыс, правда, Виталич тут был почти не при чём.


Стояла совершенно штилевая погода и Виталич предложил мне выйти в море, не дожидаясь общего старта, т.к. на прямолинейной дистанции у нас не было ни малейшего шанса выиграть.



Я была с ним полностью согласна, и мы отчалили за 30 минут до общего старта, ожидая, что нас все обгонят в море. Но судьба распорядилась иначе. Как только мы вышли в море и без того слабый ветер выключили вообще, и мы встали как вкопанные, не пройдя и полсотни метров.


В результате, когда дали старт, мы оказались окружены со всех сторон судами участников регаты. Таким образом, более раннее отплытие не дало нам ровным счётом никакого преимущества. Далее все суда, пользуясь небольшими штилевыми порывчиками , стали продвигаться в открытое море, а мы потихоньку ползли вдоль берега острова. Обогнув остров, мы увидели быстро двигающийся под самым берегом материка, яркий полосатый бело-сине-красный парус одного из участников регаты Миши Рябышкина.


-«Ага, забрались под самый берег, чтоб их не видели и щемятся на моторе!!!» - яростно запротестовал Виталич.




-«Ну тогда бы они, наверное, и паруса бы убрали, чтобы их вообще не было видно !» - возразила ему я. И как доказательство моих слов, мимо нас проехала надувная лодка Мишиных друзей, на которой стоял Мишин мотор. Поскольку другого мотора у Миши не было, стало ясно, что Миша шёл всё-таки под парусами. Как только мы осознали этот факт, то сразу «ломанулись», насколько это позволял штиль, под берег. Скоро мы увидели рябь на воде, и нам, наконец, дали ветер. Поймав его всеми парусами, какие умудрились поставить, мы резво побежали вперёд, и вскоре вся регата исчезла за кормой.


-«Они упали за горизонт, они упали за горизонт!!!» - неистово радовался Виталич, но поводов для радости было немного. Поскольку мы совершили фальстарт, то и преимущество наше ничего не стоило.



Пришли мы вторыми, первый был Миша Рябышкин на огромном Куликовском «Байкале-27», правда у него чуть не случился инфаркт, когда он, подойдя к берегу, увидел там маленький трёхметровый, пляжный катамаранчик барнаульца Тительбаума. Но потом выяснилось, что он привёз его туда по суше, на крыше своего автомобиля, который стоял у него в Боровом, и Мише полегчало.


Кулик пришёл через три часа после нас, когда мы уже мыли котлы после ужина, а за ним и все остальные суда. Если бы мы стартовали одновременно со всеми, то могли бы занять второе место во втором этапе гонки и не последнее место в общем зачёте, а так нам дали поощрительную грамоту «За участие». Когда Кулик вручал мне её, то особо подчеркнул, что я заняла даже не предпоследнее, а почётное последнее место в регате. Вот так мы с Виталичем почётно проиграли регату.




Разработка сайта:     Комаров Виталий