Байки

Байка №11 Товарищ из Интернета:



На закрытие сезона 2006 года со мной захотела поехать девочка Олеся, вернувшаяся с Японского моря. С ней должен был приехать товарищ, которого она откопала где-то в Интернете. Встретились мы на остановке, и через некоторое время подъехал и «товарищ».


Из автобуса вылез огромный мужик в резиновых сапогах, спортивном костюме, огромных толстых очках и кепке. За спиной у него был огромный советский рюкзак «колобок» к которому была привязана совершенно новая пенка.


-«Познакомься, это Владимир Леконт – товарищ из Интернета» - представила мне его Олеся.


Когда мы отчаливали, надо было оттолкнуться от берега, чтобы оказаться на глубине, где можно поставить шверт, я надела резиновые сапоги, а Леконт разделся до трусов и со словами «Я потолкаю, я потолкаю» начал отталкивать катамаран от берега. Я скомандовала ему «на борт», но он продолжал всё глубже заходить в ледяную октябрьскую воду , повторяя:


-«Да я потолкаю, потолкаю….»


Когда он зашёл уже по грудь, я не представляя, как мы вытащим такую тушу на катамаран, разразилась на него трёхэтажным матом, тогда Леконт с изяществом бегемота вынырнул, и неуклюже вскарабкался на борт. Всю дорогу до Тайваня Леконт не переставал вещать. А поскольку был на одно ухо глухой, то вещал очень громко, как в матюгальник. Темы для вещания тоже были нетривиальные:


Как за Леконтом гонятся гомосек с топором.


Как Леконт брал интервью у проститутки.


Как, работая в газете, Леконт резал правду-матку, а его за это гнобили, ну и тому подобное.


От подобного трёпа у меня вяли уши, но заткнуть Леконта было невозможно, и я тихо опухала.


Когда мы шли мимо острова Хреновый, Леконт неожиданно обратил внимание на конусообразный железный буй, который Парутчик, всегда верный своим принципам, окрестил «Эрекцией Нэсси», обозначающий край отмели. Буй Леконта озадачил. Перестав трепаться, Леконт обернулся ко мне и спросил:


-«А это что ещё такое, и нафига оно тут???»


Я уже было открыла рот, чтобы сказать про «Эрекцию Нэсси», но прикусила язык, как подумала о новой волне разговоров о проститутках, и вспомнив, что здесь находится «Сибирская Атлантида», тут же выдала экспромтом:


-«Тут же город Бердск затопили, так вот, это шпиль церковной колокольни….»


Не успела я договорить, как Леконт бухнулся на колени и, отбивая в палубу поклоны, начал креститься на «Эрекцию Нэсси», повторяя:


-«О Господи, прости нас грешных, о господи прости нас грешных…»


Так переходя от проституток к господу, мы и доехали до Тайваня.



На Тайване собралась вся парусная тусовка, разговоры шли, конечно же про корабли, в связи с этим, кто-то упомянул про новое судно Кулика, испытывая которое Фидель и Макс (работники Кулика) окрестили его «Тримаран – Убийца», а всё потому, что в первоначальном варианте этот тримаран не имел стрингеров на аутригерах, а ванты крепились, с помощью расчалок, к концам поперечных балок. В сильный ветер наветренный аутригер складывался пополам, ванта провисала и мачта падала на головы экипажа. Потом Кулик устранил этот недостаток, поставив на каждый аутригер по одному стрингеру, и мачта падать перестала, но название «Тримаран-Убийца» уже закрепилось за ним намертво. Леконта заинтересовал вес этого тримарана, который, судя по разговорам, был очень мал, и не нашёл ничего умнее, как подойти к Кулику и спросить:


-«Анатолий Палыч, а ваш «Тримаран-Убийца» сколько весит???»


Кулик посмотрел на него таким уничтожающим взглядом, что Леконт сразу заткнулся и, поспешно ретировавшись, пошёл докапываться до других пиратов.


Когда я поставила палатку, Леконт, увидев это, воскликнул:


-«Я пьян свежим воздухом, а сегодня впервые за 47 лет жизни, я буду спать в палатке!!!»


Спустя какое-то время, когда мы сидели у костра, Леконт ко мне подошёл и сказал:


-«Пойдём, отойдём, мне надо тебе кое-что сказать.»


Когда мы отошли метра на три, он заговорщическим тоном, но, ничуть не снижая громкости, произнёс:


-«У меня есть знакомый поп, и тебе срочно надо выйти за него замуж, давай я вас с ним познакомлю?!?!?!»


Пираты, которые, естественно, всё слышали, тут же покатились со смеху:


-«Ха-ха-ха, Катя Капитан-попадья, ха-ха-ха!!!!!!!!!»


Вообщем заскучать Леконт нам не давал.



Зимой Леконт купил себе, где-то на Украине, переделанный катамаран «Альбатрос». Переделан он был до неузнаваемости. На него были склеены новые баллоны, а парусное вооружение было сделано «гуари», за счёт чего площадь грота была увеличена до чудовищных размеров. В общей сложности, на маленький «Альбатрос», было навешано квадратов пятнадцать парусины. На этом чуде инженерной мысли, Леконт приехал на следующий год, на открытие сезона. С собой он уговорил поехать двух ребят яхтсменов, для которых в море ещё не налили достаточно воды.


Погода была весьма свежая, можно сказать даже штормовая. Но Леконт рифов не брал и как в попу раненая рысь, под всеми парусами, примчался на Тайвань. По пути сломал рулевую коробку: болт держащий перо руля выпал и щёчки разогнулись, руль остался болтаться на сорлине.


У меня в ремнаборе нашёлся подходящий болт, щечки, с помощью пассатиж и какой-то матери были возвращены в исходное состояние и судно было готово к выходу в море. Яхтсмены торопили Леконта с отплытием, потому, что были мокрые и замёрзли, но Леконт сказал им:


-«Я ещё не попрощался с Анатолием Палычем, и пока я с ним не попрощаюсь, я никуда отсюда не поеду!!!»



Анатолий Палыч в это время был с женщинами в бане, и выходить оттуда, похоже, не собирался, он не сильно нуждался в прощании с Леконтом, но Леконта это не смущало, и он продолжал топтаться возле бани, ожидая появления оттуда Кулика. Видя такую ситуацию, яхтсмены насильно затолкали Леконта на его лодку и попытались отчалить, но Леконт выпрыгнул и побежал обратно.


Тем временем ветром опрокинуло катамаран. Леконт, увидев это, бросился назад к своему судну и вместе с яхтсменами они поставили его на ровный киль, что на отмели сделать было несложно. Не дав Леконту снова убежать, яхтсмены закинули его на катамаран и стали отчаливать, но зацепились гикашкотом за торчащий из воды пень. Чтобы отцепиться, нужно было шкот потравить. Один из яхтсменов орёт Леконту:


-«Потрави грот, потрави грот!!!!»


Леконт в панике мечется по судну, ничего не соображая.


-«Грот это парус!!!» - поясняет ему яхтсмен.



Тут ветер снова киляет катамаран, Леконт вываливается за борт, и втроём они снова ставят его на ровный киль, поминая всех святых оптом и в розницу. И всё это на глазах у всех пиратов. Всё-таки они, с грехом пополам, отчалили и ушли к себе на базу.


Спустя какое-то время после этих событий Леконт вышел в море один и кильнулся, но теперь уже в открытом море. Не знаю, как он там выкручивался, и кто его спасал, но у него появилась идея фикс – кильнуться несколько раз специально, чтобы приучить себя не бояться оверкиля!!!, что он и проделал в акватории аванпорта несколько раз. Также он перешил грот на обычный, бермудский, уменьшив заодно и его площадь. Вообще у Леконта время от времени возникают какие-то не совсем адекватные желания, которые он реализует с переменным успехом, вот некоторые из них:


Сделать из меня попадью – не получилось


Научиться не бояться оверкиля – почти удалось


Принять мусульманство – передумал.


Жениться на таджичке – передумал, когда увидел таджичку.


Похорониться на Тайване – ещё не успел и, слава богу.


Вот такие в Интернете водятся «товарищи».




Разработка сайта:     Комаров Виталий