Байки

Байка №2: Подвиг во имя идиотизма



Представьте себе презерватив набитый орехами – такую неотразимую форму имели поплавки «Коня Дикого - 1» и в этом плане «Конь Дикий-2» не сильно от него отличался, хотя и имел качественные отличия от педыдущей модели. К таковым относились выструганные топором из цельных досок шверты, рулевое устройство из дюралевой пластины с баллером из дверных петель, но самое главное – латинское парусное вооружение более выгодное по сравнению с прямым в плане аэродинамики, которое, по моему мнению, должно было позволить моему судну идти в лавировку. Конечно, я пыталась сделать надувные поплавки из полиэтилена., пвх плёнки, и других материалов имеющихся в свободной продаже, но они держали воздух не более 10 минут, поэтому сшитые для них чехлы пришлось по старинке набить бутылками.


Сборка судна проходила в бардлагере и заняла 3 дня и окончилась на третий день довольно поздно вечером, поэтому мы решили не отправляться сразу в плавание, а только немного прокатиться вдоль берега, чтобы испытать судно. С нами попросились барды Костя и Марина, а остальные провожали нас с песнями и плясками. Рассчитывая вернуться через 10 минут, мы не взяли с собой никаких вещей, кроме тех, что были на нас. На мне были купальник, ветровка и спасжилет, на Наташе шорты, футболка и кепка, на Марине один купальник, а на Косте вообще только трусы. Времени было часов семь вечера, мы плавно отходили от берега с попутным ветром, а барды нам пели песенку: «Приходит время, люди головы теряют….». Вобщем идиллия. Ну, отойти-то мы отошли, а обратно причалить - ветер встречный и тут выясняется, что судно в лавировку не идёт! Пробовали на вёслах – бесполезно, волна и ветер слишком сильные и нас всё дальше и дальше уносит от берега. Вот берег уже скрылся из виду, ветер усиливается, наступает ночь.


Положение, прямо скажем, отчаянное. Трезво проанализировав ситуацию, я принимаю решение двигаться в сторону противоположного берега в район Аванпорта, где у меня жили знакомые, рассчитывая переночевать у них, а назавтра выдвинуться обратно. Ставим грот. Много времени понадобилось на то, чтобы объяснить Косте , что нужно нок рея зацепить за штаг, и что «нок» и «штаг» это не матерные ругательства , но он так и не поверил.


Ночь выдалась безлунная – темно как в угольном бункере, только чувствую ветер на левой щеке да тёплые волны ударяющие мне в зад ( палубы не было в принципе и я сидела в «очке» спасательного круга, который, как ни странно на судне имелся), да держу курс на полярную звезду , мерцающую над горизонтом. И тут к знакомым уже ощущениям примешивается ещё одно – вибрация всего судна.



Нет, сия примитивная конструкция не преодолела волновой предел и не вышла на глиссирование, просто сидящая рядом Наташа , судорожно сжимающая в руках грота-шкот замёрзла на сильном ветру и дрожит , сотрясая при этом весь корабль.


Пришлось разрешить ей срезать кливер и завернуться в него, после чего вибрация корабля прекратилась. Но тут стали трястись Костя и Марина и чтобы как то разрядить обстановку и немного согреться, мы решили спеть песню. Для такого случая нужно было что-то хорально-оральное, и мы, не сговариваясь, запели Интернационал.


Внезапно чёрную, как уголь, тьму прорезал слепящий луч света и с высоты трёхэтажного дома на нас уставились две ослепительно белые фары-прожекторы, высвечивая в черноте ночи и бесконечном хаосе волн маленький оранжевый парус и четырёх отчаянно вопящих и размахивающих вёслами полуголых людей.


Трудно даже вообразить какими придурками мы показались находящимся на пароходе людям. Убедившись, что наши курсы не пересекаются, судно погасило огни и проследовало мимо, а мы снова погрузились во тьму, которая после вспышки яркого света показалась нам ещё чернее. Ну вот, наконец, показались огни Аванпорта и вскоре мы уткнулись носами в песок пляжа Неоком. Костя истошно заорал -«Земляяаа…а..а…!!!» и убежал куда-то в кусты , за ним последовала и Наташа. У меня хватило сил только на то, чтобы срубить грот и вытащить корабль на берег, подальше от полосы прибоя. Ни вбивать в землю колья , ни закапывать якорь я была уже не в состоянии. Неожиданно откуда-то из тьмы возникает Наташа и орёт что есть силы:- «Катя, Марина скорее сюда, здесь чай бесплатно дают!!!» и тут же убегает в направлении горящего где-то в кустах огонька. Я подумала:- «Где же это она нашла чай бесплатно да ещё в 3 часа ночи, наверное, тут какое-то кафе для утопленников». Последовав за ней, мы действительно нашли это «кафе» которое оказалось домиком сторожей яхтклуба «Наука».


Сторожа были немало обескуражены появлением среди ночи четырёх полуголых людей вышедших буквально из моря и трясущихся от холода. Они сразу же налили нам горячего чая и одели в тёплую одежду, а потом вызвали такси и заплатили таксисту, чтобы он отвёз нас обратно в бардлагерь. Всё- таки, есть на свете хорошие люди!!! В бардлагере нас уже перестали ждать, особенно со стороны суши. Таксист нас высадил прямо посреди огромной лужи, в которую тут же чебурахнулся Костя, которому достался снежно-белый синтепоновый комбинезон, и мы счастливые и грязные с шумом ворвались в бардлагерь где до рассвета орали песни, бесконечно довольные тем, что вышли невредимыми из такой переделки, совершив беспримерный в мировой истории подвиг во имя идиотизма.




Разработка сайта:     Комаров Виталий