Байки

Байка №3 На зону, к блатарям

1
2
3
4


Байка №3 На зону, к блатарям.


Как я уже упоминала, алкаши пели бардовские песни. Я, в то время, не сильно разбиралась в музыке и в песнях, и не делила песни на бардовские и небардовские. Для меня это были просто песни. Мне было в принципе всё равно, что «Лыжи у печки стоят», что «Наш паровоз вперёд летит», и это было в принципе объяснимо, ибо когда я впервые услышала бардовские песни, а это было когда я сбежала из детсада, мне было 5 лет и мой жизненный опыт был крайне невелик. Единственное, что я отметила, слушая песни, которые поют алкаши, это то, что в них нет ни слова о Дедушке Ленине и Коммунизме. Пели там, в основном бардовских классиков: Визбора, Окуджаву, Кукина, Городницкого, причём последнего явно больше, чем всех остальных. Но тогда мне все эти фамилии не были знакомы: у алкашей не было принято называть фамилии авторов (если они их вообще знали), а мне тогда не приходило в голову интересоваться. Лишь лет эдак десять спустя после моего фактического знакомства с бардовской песней, уже в сознательном возрасте, я начала собирать информацию, и сами песни, но, поскольку интернета тогда не было, этот процесс шёл крайне медленно и трудно. Лишь в 1999 году, когда я познакомилась с бардами и стала ходить в бардклубы, данный процесс заметно активизировался. Кстати, авторов некоторых песен мне установить так и не удалось, как например песни «Словно древние греки у Трои», которая повествует о нерадивом студенте, получившем зачёт отделив от денатурата примеси и превратив его в чистый спирт путём вымораживания с помощью ломика и тазика.


История, которую я спешу поведать, произошла в далёком теперь 1990 году, когда я пошла во 2й класс школы.


Дело в том, что в школе у нас были уроки музыки, на которых, весь первый класс, мы пели одну и ту же песню:


-«Мы первоклассники, мы первоклассники, мы люди взрослые, не малыши»


Эта песня меня просто задолбала, я тогда для себя решила, что никогда и ни за что я не буду заниматься музыкой, музыка – это ужасно!!! Это ощущение дополняли плакаты, висящие по стенам музыкального класса, один из них, например, гласил, что: «Петь надо чётко и громко, широко открывая рот»


Когда мы перешли во второй класс, я уж было с облегчением подумала, что хоть песню «Мы первоклассники» мы больше петь не будем, мы ведь уже не первоклассники! Каково же было моё удивление и отчаяние, когда заиграла знакомая мелодия и весь класс, как по команде, запел:


-«Мы второклассники, мы второклассники…»


Когда я осознала, что в новом учебном году нас ожидают те же яйца только в профиль, я протянула руку и крикнула через весь класс:


-«А можно мы что-нибудь другое споём???»


Учительница от такой наглости чуть не выронила баян, на котором она играла и изумлённо спросила меня:


-«Да? И что же ты нам предлагаешь спеть?»


Класс замер, воцарилась гнетущая тишина, все посмотрели на меня. Времени раздумывать не было, и я запела первое, что пришло мне в голову – песню, которую я часто слышала от алкашей и естественно знала наизусть:


-«От злой тоски не матерись,

Сегодня ты без спирта пьян…»


Дальше мне спеть не дали, по неимоверно округлившимся глазам учительницы, я поняла, что что-то пошло не так – песня ей явно не понравилась. Она, отложив в сторону свой баян, разразилась на меня получасовой тирадой, вопрошая:


-«Да ты знаешь, где ты находишься, да что ты себе позволяешь, да кто тебя так воспитывает, да что ты о себе возомнила…» ну и так далее.


А закончила она свою тираду фразой:


-«С такими песнями тебе надо идти на зону к блатарям!»


Так я во второй раз попала в оппозицию, что после случая со стихотворением Пушкина, не добавило мне любви в среде преподавателей, а эта песня, на многие годы стала моей любимой песней, потому, что я поняла, что песни, которые мы поём в школе, и те песни, которые поют алкаши – это не одно и то же, и смешивать их никак нельзя. А раз в таком гестаповском заведении, как школа, эти песни петь запрещают, значит это что-то хорошее, и к ним (песням) надо прислушаться повнимательнее. Вот так, незаметно для себя я и увлеклась авторской песней. К тому же, я тогда ничего не знала об авторе, и как и многие думала, что её написал человек, сгинувший в сталинских лагерях, и имя его никто не помнит. Я тогда не знала, что автор песни, Александр Городницкий, жив и здоров, и очень удивилась, когда несколько лет спустя мне об этом сказали. А песню «Мы №-классники» мы пели вплоть до седьмого класса, а может и дольше, но после седьмого класса, я сменила место жительства и перешла в другую школу.




Разработка сайта:     Комаров Виталий