Байки

Байка №7: Лягух – путешественник, или ночные приключения бравого солдата Бандерлогина:



Летом 2005 года я намылилась в поход с эскадрой пиратов, встреча с которыми была назначена на острове Хреновый, куда я прибыла раньше всех, т. е. накануне дня сбора. Недалеко в лесочке стоял лагерь кадетов, которые проходили там «школу выживания». Она заключалась в том, что кадеты должны были сами готовить себе еду, которой у них было невероятное количество. Лагерь был просто уставлен ящиками с тушёнкой, макаронами, и прочей снедью, но кадеты ели в сухом виде китайскую лапшу, потому как вскипятить воду они почему-то не могли. Преподаватели этих кадетов стояли отдельным лагерем - их задача была не мешать детям «выживать», что они старательно и делали предаваясь пьяному разгулу. Рано утром, часов в пять, организм потянул меня освежиться, и выйдя из палатки я увидела следующую картину: Всходило солнце, стоял полный штиль, на отмели прямо напротив моей палатки, сидел на мели полузатопленный архаичный деревянный шестивёсельный ял, какие используют кадеты для своих походов, начисто отвергая современные технологии судостроения, а на заднем плане этого великолепия из воды возникало нечто. Приставив к глазам свой театральный бинокль, я сумела опознать в «нечто» человека богатырского телосложения выходящего из водной пучины. На нём была трубка с маской, на ногах ласты, поперёк туловища , словно пачка балерины, был надет красный пенопластовый спасательный круг, а в руках по авоське. В одной из низ позвякивали бутылки с водкой а в другой две буханки хлеба, каким то чудом оставшиеся сухими. Выйдя из воды человек снял ласты и ушёл в лагерь преподавателей. Очевидно преподаватели, у которых ночью кончилась водка, послали его в ларёк, находящийся в посёлке новых русских «Чайка», находящийся прямо через пролив от острова. В тот день я ушла в поход с пиратами, в котором, из за хорошей морской практики, которой все мы придерживались, не произошло ничего достойного описания, поход как поход, ну вышли , ну пришли, ну песни у костра , ну один остров ну другой, пятый десятый и. т. д., просто замечательно душевно отдохнули.



Вернувшись из похода, я отправилась на базу Игоря Лунина, где у меня тогда была стоянка. Пройдя под Бердским мостом, я увидела надвигающийся грозовой шквал и отдав плавучий якорь легла в дрейф. Крупный град во время шквала больно бил по лицу, поэтому я старалась находиться к нему спиной, но всё же время от времени оборачивалась чтобы посмотреть, не видно ли конца шквала, и однажды так обернувшись увидела летящее по ветру что то бесформенное, вызывающее ассоциацию с гуманитарным «хренакером», яростно несущееся прямо на меня. Столкновение было неизбежно. Мачта выдержала, но катамаран ощутив сильный рывок, начал дрейфовать прямо на высоковольтную ЛЭП, под которой мерно покачивались на воде памятники яхтам, погибшим так же идиотски, как предстояло погибнуть мне - зацепившись мачтой за провода. В порыве отчаяния я отдала обычный якорь, а также в качестве дополнительного плавучего якоря, связанный кулём геннакер. Это замедлило дрейф но не остановило его, и я уже приготовилась отдать штаг, чтобы срубить мачту, но тут шквал кончился и злополучная тряпка соскользнула по мачте вниз, буквально задавив меня своей массой.



Принайтовав тряпку на носовой сетке, выбрав якоря и поставив паруса , я двинулась дальше. Подойдя к базе , я ещё издалека услышала невообразимый грохот, доносящийся оттуда, как будто кто-то гигантский бросал с большой высоты на рельсы пустые железнодорожные вагоны. Высадившись я увидела следующую картину: Совершенно зверского вида дети, одетые в камуфляж, с висящими за спиной автоматами АК-42, катали по базе огромные железные квадратные шкафы, называемые Луниным «тумбочками», в которых рыбаки хранили своё имущество. «Тумбочки» хлопали дверцами, в них срывались с места полки, производя невообразимый грохот, но это не останавливало зверского вида детей с автоматами Калашникова, и они продолжали делать своё гнусное дело. Одна из этих «тумбочек» с надписью «Мельников» на двери была установлена на четыре кирпича и из под неё вытекал зловонный ручеёк. Открыв дверцу, я обнаружила в ней ребёнка, сидящего на корточках без штанов, тут же наставившего на меня свой автомат с просверленной у основания ствола дыркой и надписью «учебный». Закрыв дверцу, я обернулась и увидела двоих детей несущих на руках круглую железную бочку. Не в силах больше сдерживать себя я подошла к ним и спросила:


-«Что, черт подери, здесь происходит???»


-«Нам Пётр Николаевич сказал круглое носить, квадратное катать…» последовал унылый ответ кадетов. Почувствовав себя персонажем анекдотов, я не успела преодолеть недоумение, как передо мной, словно из под земли вырос Лунин.


-«О, Катя, как хорошо, что ты приехала, пойдём я тебя с народом познакомлю!»- восторженно приветствовал меня Лунин.


-«А что это за детишки у вас тут тумбочки ворочают???»- всё таки не выдержала я.


-«Да это майор опять напился и всех построил…»- небрежно пояснил мне Лунин.


-«Как Майор???» - не поняла я.


Дело в том , что на базе обитал совершенно флегматичный добродушный мужик – капитан яхты «Скотина», подаривший мне, в порыве щедрости, свою «майорскую» шинель, на одном погоне которой было четыре звёздочки, на другом – пять, любивший выпить и поболтать, и не способный построить даже домашнюю кошку, которого все звали Майором.


-«Да, нет, это другой майор – Пётр Николаевич» - пояснил мне Лунин.


За столом сидел низенький коренастый мужик с пунцово-красным лицом, перед ним стояла недопитая бутылка водки и классический гранёный стакан.


-«Сейчас организуем закусон» - сказал Лунин и куда то убежал.


Вернулся он с кастрюлей борща тарелками, и солёным огурцом. Налив себе и Майору водки, а мне борща Лунин похвастался мне, как классно он припахал кадетов на благоустройство своей базы. Вообще идеальный парусный туризм, по мнению Лунина, состоит в том, чтобы никуда не ездить, а без конца и края благоустраивать базу. На этот раз жертвами благоустройства оказались кадеты. Пока я ела борщ, у Майора и Лунина кончилась водка, а огурец ещё не был доеден. Майор жадно повращал глазами, и повернувшись в сторону катающих тумбочки детей, громовым басом прорычал:


-«Бандерлооогиииннн!!!!!!!!!»


На его зов прибежал здоровенный детина с круглым красным морщинистым лицом и встав по стойке «смирно», отдал Майору честь сперва левой, а потом правой рукой. Когда он это проделал, Майор его спросил:


-«Бандерлогин, ты пить будешь?»


-«Так точно тщ майор, буду!» - радостно отрапортовал Бандерлогин.


-«Ну так неси!!!!» - взревел на него Майор.


Отдав честь сразу двумя руками, Бандерлогин поспешно удалился. Через некоторое время он вернулся, неся в руке литровую бутыль водки и пачку печенья «Земляничное». Увидев печенье Майор спросил своего солдата:


-«Ты что, другой закуски найти не мог, опять потом скажешь, что отравился печенюшкой!!!»


Солдат, смущённо разглядывавший свои сапоги, которые, как известно, лицо солдата, ничего не ответил.


-«Ладно, садись, пить будем.» - примирительно произнёс Майор.


Не оставшись равнодушной ко всей этой сцене, я не удержалась от вопроса:


-«И часто вы его так посылаете за водкой?»


-«Так, ведь никого другого посылать нельзя – не донесёт, придёт потом пьяный скажет, что деньги потерял, а купленную на них водку пролил, а Бандерлогин молодец – никогда не пьёт без начальства. Мы его даже с Хренового острова за водкой посылали – принёс ведь!!!»


Далее последовал рассказ Майора следующего содержания:



Во время «школы выживания» у Майора, Бандерлогина, и других преподавателей клуба морских пехотинцев «Шквал» ( того самого, откуда сбегал брат Вадоса Славян, упомянутый в байке №5), посреди ночи внезапно кончилась водка, а придурки-дети посадили на мель их единственное судно – шестивёсельный ял, весивший 1,3 тонны, который вдрызг пьяным кадетам снять с мели оказалось не под силу.


Но советские солдаты никогда нигде не пропадут и тут они тоже нашли выход: У кого-то из детей находчивые педагоги отобрали маску, трубку и ласты, напялили всё это на Бандерлогина, а для пущей непотопляемости затолкали несчастного в детский спасательный круг, очень плотно опоясавший ему талию, дали денег, авоську и сказали плыть на Чайку в круглосуточный водочный ларёк для новых русских. Куда было деваться бедному Бандерлогину, пришлось плыть.


Правда спасательный круг на талии только мешал, потому, что верхняя часть туловища оказалась тяжелее, и пытаясь плыть на животе , Бандерлогин переворачивался вверх ногами болтая ластами в воздухе. Кое как встав на ровный киль, при одном неосторожном движении пловец снова килялся. Всё таки, с грехом пополам, наш герой достиг Чайки, но там вышла неувязочка: то ли ларёк оказался закрытым, то ли цены в новорусском посёлке оказались неимоверно завышены, но так или иначе водки там он не купил, а возвращаться к жаждущим педагогам без вожделенной жидкости явно не стоило.



И тогда Бандерлогин решился на марш-бросок до Бердска, до которого было не меньше 12 километров-6 по грунтовке и примерно столько же по шоссе. В те времена новые русские ещё не отгрохали себе асфальтовую дорогу, и на Чайку вела обычная грунтовка, правда улучшенная – посыпанная мелким гравием. По ней и пошёл наш герой в своих ластах, поскольку без них идти больно – гравий острыми краями ранит ноги. Когда вышел на Бердскую трассу пробовал голосовать, только никто, почему-то, увидев среди ночи на дороге водолаза, не останавливался. Так и дошёл он до первого круглосуточного магазина на окраине Бердска.


Когда такое чудо зашло в магазин и попросило водки, у продавщицы случилась истерика, но его там всё же отоварили, поскольку обратно Бандерлогин вернулся не с пустыми руками. Проделав тот же путь, только в обратном направлении, Бандерлогин вернулся на остров, где я его и лицезрела во всей красе, выходящим из морской пучины.


Пока Майор излагал всю эту историю, а довольный Бандерлогин накатывал, сияя как медный пятак, к нам подошли два тщедушных мальчика на вид не более семи лет и жалобно попросили:


-«Пётр Николаевич, выдайте нам, пожалуйста, напильники!!!»


Майор вопросительно посмотрел на Лунина, а тот порывшись в своей «тумбочке», извлёк оттуда две щётки для снятия ржавчины и протянул мальчикам со словами:


-«Возьмите, это лучше чем напильники.»


Взяв щётки, мальчики ушли. Не понимая, каким образом, щётки могут заменить напильники, я задала соответствующий вопрос Майору.


-«Да понимаешь, послал я их котлы чистить, а они ничего не могут без меня сделать. Сегодня попросил их тент натянуть когда град пошёл, а они п-подонки, его упустили!!!......»


Договорить он не успел, потому, что у меня случился новый приступ смеха, когда я представила себе двух тщедушных мальчиков, пытающихся натянуть во время шквала ураганной силы огромный брезент, так внезапно обрушившийся мне на голову, и чуть меня не погубивший. Просмеявшись я рассказала Майору историю с тентом, он выслушал с квадратными глазами, и не поверив побежал к моему катамарану, чтобы убедиться, что я не вру. Увидев свой тент, лежащий на носовой сетке, Майор задумчиво почесал репу и подозвав Бандерлогина заявил:


-«Всё, Бандерлогин, бросаем всё на хрен, забираем у детей ящик тушёнки и идём в поход вот на этой штуке, это мега штука, понимаешь, наш ял на её месте утонул бы на хрен, а ей хоть бы хрен!!!»


Хорошо, что когда протрезвел, Майор не помнил этого намерения, а то…..




Разработка сайта:     Комаров Виталий