Байки

Байка №9 Сила самовнушения.



На открытии сезона 2006 года у меня матросом была девочка Маша всё из того же КПП НГТУ. Всю дорогу до Бердского мыса, где проходило открытие, Маша восторженно рассказывала мне о каком то своём приятеле, который по её мнению был «неимоверно классный», а звали его Каин.


Как я поняла, он был очень крутой музыкант, сочинял неимоверно крутые песни, и был лидером рок-группы с говорящим само за себя названием «Бесперспективие». Этого мега-человека Маша, непонятно зачем, собиралась пригласить на открытие парусного сезона. Вообщем гуляю я по мысу, разглядывая чудеса инженерной мысли всевозможных Омичей и Барнаульцев, и тут ко мне подходит какой-то незнакомый субъект и с видом знатока начинает заяснять мне что-то про корабли. Ладно бы это был какой-нибудь ветеран парусного туризма типа дяди Вовы Соловья, а то вообще какой-то незнакомый чувак, да ещё и без судна! Едва сдерживая раздражение, я вопрошаю:


-«Приятель, ты вообще кто такой???»


-«Капитан Джек Воробей, мой друг!!!» - отвечает он.


-«А где же ваш корабль, Капитан???» - продолжаю интересоваться я.


-«Присматриваю его тут.» - последовал лаконичный ответ «капитана».


Тут к нам подбегает Маша:


-«О, Катя, я вижу, ты уже познакомилась с Каином!!!» - восторженно восклицает она.



Вообщем в нашей тусовке появился ещё один гуманитарий.


Когда настала пора возвращаться на базу, Маша уговорила меня взять Каина с собой – прокатиться. Погода была отвратительная – жара и встречный штиль. Мы кое-как тащимся по гладкой как стол воде, и тут мимо нас, на противоположном галсе, проходит четвертьтоник «Орлик» под командованием капитана Овчинникова. Несмотря на штиль, «Орлик» идёт довольно быстро, чем вызывает наше немалое удивление. Дойдя до траверза курса «Орлика» мы тоже меняем галс, и тут я чувствую едва ощутимый зефир, который даже не создаёт ряби на воде, но, тем не менее, наполняет паруса. Я иду ставить Геную, и прошу кого-нибудь из гуманитариев подержать руль. Ближе всех к рулю сидел Каин, сразу же схвативший румпальник и немного подвигав его вправо-влево, воскликнул:


-«О, ни фига себе, чуть-чуть подвигаешь – судно поворачивает!!!»



Услышав такой возглас, я немало удивилась. Дело в том, что я неоднократно пыталась научить рулить ходивших со мной по морю гуманитариев, но ничего от них не добилась. Они либо ставили судно в левентик, либо уваливались до фордака , а то и вообще крутили всевозможные коровьи оверштаги и ишачьи фордевинды, пока у меня язык не начинал отваливаться от слов «увались, приведись» и я потеряв всякое терпение забирала у них румпель. Когда генуя была поставлена, и шкоты всех парусов обтянуты для хода на новом галсе, я инстинктивно метнулась к рулю, но тут вдруг заметила, что те несколько секунд пока я ставила парус, судно никуда не увалилось и не привелось.


Я помедлила ещё немного ожидая, что уж сейчас то, когда поле постановки Генуи, общий центр парусности сместился вперёд , Каин допустит на руле незначительнейшую ошибку, и судно собьётся с курса, но ничего этого не произошло. Каин, непринуждённо болтая, объяснял кому-то из моих друзей, что «Чёрная Жемчужина» это грозный оплот пиратства на Карибском море, при этом управлял моим судном не хуже меня самой, знающей все его нюансы!!!


Кто когда-нибудь вёл по морю корабль, увешанный парусами как балкон бельём в день большой стирки, знает, о чём я говорю. У меня, конечно же, возникло подозрение, что этот гений судовождения бывалый яхтсмен, но из разговора выяснилось, что он вообще первый раз в жизни в море!!! Удивлению моему не было предела.


Яхта «Орлик», обогнавшая нас так недавно, маячила черной точкой на горизонте. Теперь эта точка неумолимо приближалась, это заметил и сидящий на руле «Джек Воробей», продекламировав очередную фразу:



-«Капитан, мы нагоняем «Перехватчик», неплохое судно, сейчас им займёмся!!!»


Вообще то, в том, что шестиметровый катамаран догонял в слабый ветер восьмиметровую яхту, не было ничего сверхъестественного: Ведь у катамарана значительно меньше водоизмещение, и как следствие – меньше смоченная поверхность, а парусов, с учётом Генуи, почти столько же!


Значит ему в слабый ветер, при отсутствии волны, конечно, легче развить большую скорость, чем тяжёлой яхте с фальшкилём. Таким образом, слабые ветра и отсутствие волнения (как в нашем случае) идеальные условия для обгона лёгкими судами более тяжёлые.


Не знаю, понимал это Каин или нет, но его воодушевлению не было предела, он заразил им всю мою команду. Гуманитарии буквально рвались в бой, размахивая вёслами и издавая вопли. Парутчик (он тоже был с нами) схватил абордажный крюк и размахивал им в воздухе, говоря, что порвёт всех на свастики. Хорошо, что яхта была ещё далеко, и там не видели всего этого безобразия. Я пыталась их угомонить, объясняя, что Овчинников мой друг, и будет невежливо бросаться в него крюками, но гуманитарии это те же дети и их не так то просто вразумить, не бить же их ремнём по попке!!!


Всё-таки яхта приближалась гораздо быстрее, нежели этого следовало ожидать, и я заподозрила неладное. Внимательно посмотрев на неё в бинокль, я наконец-то разглядела причину: вместо кормы судна, сквозь штилевое марево, отчётливо прорисовался его нос – яхта двигалась нам навстречу.


Когда я сообщила об этом гуманитариям, мне сперва не поверили, но посмотрев в бинокль убедились сами. Веселье тут же прекратилось, порядок был восстановлен. Когда мы с яхтой поравнялись, Каин изящно подвёл к ней корабль, и мы встали борт к борту, всё было чинно и мирно, Овчинников угостил нас бутылкой «Карачинской» и мы пошли дальше.


Каин по прежнему вёл корабль, и руль я у него отобрала только при входе в базу – там нужна была лоцманская проводка, т.к. фарватер изобиловал навигационными опасностями. Когда мы уткнулись носами в берег, Каин произнёс:


-«С прибытием в Порт-Ройал, мистер Смит!»


Потом он не раз бывал на наших Тайваньских тусовках, и как-то раз снова возвращался со мной на базу. Ветер был умеренный, полный курс, и судно шло только под лавировочными парусами, так что управлять им было гораздо легче. Я предложила Каину порулить, но он отрицательно замотав головой, робко произнёс:


-«Что ты, я же не умею….»


-«А зачем ты залез так далеко в палатку, ведь и на палубе места много ??» - поинтересовалась я у Каина, который зачем-то забился в самое нутро палатки.


-«Я воды боюсь…» - чуть слышно произнёс он.


Похоже, Джек Воробей навсегда покинул сознание Каина.




Разработка сайта:     Комаров Виталий